Татарча   Русский   English

Рекомендации к подготовке и оформлению научной статьи


1. Принципы построения статьи

В начале статьи следует сформулировать проблему, к которой относится задача, исследуемая в статье. Затем следует указать, кто из общепризнанных ученых и специалистов исследовал эту проблему и приближался к задаче, поставленной в предлагаемой работе. Необходимо дать краткий анализ работам предшественников, привести ссылки, может быть, представить критические замечания. Полезно указать, что не было сделано в прошлых работах по данной тематике и какие пути представляются наиболее перспективными. Отсюда вытекает формулировка задачи, решаемой в данной статье. Вышеописанные аспекты должны быть отражены во введении к статье, а само введение следует завершить ясно сформулированной задачей работы.

В следующем разделе статьи должны быть представлены методические вопросы. Полезно отметить, почему именно данные методы выбраны автором для исследования, в чем их преимущества. Можно указать, какие методы исследования использовались раньше для решения подобных задач, каковы удобства или достоинства новых методов.

Далее следует представить, какие конкретные результаты предъявляет автор в настоящей работе и в чем их отличие от прежних, опубликованных ранее, материалов. Здесь можно привести фактический материал, таблицы, графики, рисунки, фотографии. Если во введении или в методическом разделе могут быть представлены чужие материалы (конечно, со ссылками на авторов), то в разделе «Результаты…» приводятся только собственные материалы, полученные в этой работе и имеющие отношение к данной задаче. Постарайтесь исключить из статьи всякие дополнительные ответвления, не имеющие прямого отношения к данной работе, даже если они, на Ваш взгляд, имеют большую научную ценность. Оставьте эти добавки для другой статьи и не стремитесь попутно «застолбить заявку» в другом направлении. Это не украсит Вашу работу, а вызовет только недоумение рецензента.

Следующий важный раздел статьи может иметь название «Обсуждение результатов». Здесь приводится детальный разбор и анализ полученных материалов и обнаруженных закономерностей. Проводится сопоставление авторских результатов с выводами других авторов. В этом разделе можно привести дополнительную аргументацию, примеры, материалы полевых исследований, вспомогательные эмпирические соотношения и теоретические решения, способствующие правильному восприятию полученных автором результатов. Этот раздел очень важен, поскольку именно в нем предъявляется главный результат статьи, формулируется новизна полученных научных знаний и обозначается направление будущей работы, выбранное автором для дальнейших исследований.

Статья завершается разделом «Выводы», который может и не выделяться в качестве отдельного параграфа, но должен содержать четкие и краткие формулировки выводов работы. Если в статье приведено 3 – 4 вывода, то этого уже вполне достаточно и не стоит расширять список выводов, которые только потеряют ценность от многословия.

2. Правила оформления материалов

Материалы должны соответствовать заявленной теме исследования.

Текст: формат – Microsoft Word, шрифт Times New Roman, кегль 14, интервал 1,5; выравнивание по ширине, все поля по 2 см., абзацный отступ 1,25; без переносов.

Ссылки на литературу приводятся по тексту в квадратных скобках [1, с. 182], список литературы в конце текста в алфавитном порядке согласно ГОСТу.

Образец оформления списка литературы

1. Алексеевский М.Д. Поминальные трапезы на Русском Севере: пищевой код и застольный этикет / М.Д. Алексеевский // Традиционное русское застолье: сб. статей – М.: ГРЦРФ, 2008. – С. 118 – 127.

2. Иванов В.В. Славянские языковые моделирующие системы (Древний период) / В.В. Иванов, В.Н. Топоров. – М.: Наука, 1965. – 251 с.

3. Фукс К.Ф. Казанские татары в статистическом и этнографическом отношениях / К.Ф. Фукс. – Казань, 1844. – 131 с.

 

3. Структура материалов

  1. Инициалы и фамилия автора (авторов) печатаются в правом верхнем углу строчными буквами полужирным шрифтом, ниже через один интервал – название организации и город.
  2. Через полуторный интервал посередине строки заглавными буквами печатается название материалов (шрифт 14, полужирный), ниже через полуторный отступ печатается текст.

 

Образец оформления материала

 З.М. Брусько

Государственный центр татарского фольклора, Казань

 

КОНЦЕПТ ЧЕТ – НЕЧЕТ В ФОЛЬКЛОРЕ СЕМЕЙНОЙ ОБРЯДНОСТИ ТАТАР

 

Как известно, мир описывается системой основных двоичных противопоставлений, определяющих пространственные, временные и социальные характеристики. Таковы противопоставления типа счастье – несчастье, жизнь – смерть, мужской – женский, свой – чужой и т.д. Одним из таких противопоставлений, отражающих мифопоэтическое сознание человека, его представления о мире, миропорядке, выступает «абстрактно числовое противопоставление чет – нечет» [2, с. 85].

В архаических традициях разных народов числу (комбинации особых чисел) всегда придавался многозначный смысл, но его основное значение повсеместно носило в себе мистическую, сакральную смысловую нагрузку. Знание символики, понимание вкладываемого в то или иное число сакрального содержания, позволяет разобраться в древних верованиях, обычаях и обрядах.

Числовая символика находит свое отражение и в фольклоре семейной обрядности татар, представляющей собой наиболее архаичный пласт культуры. Числовой код приобретает значение одного из наиболее семантически емких и символически важных для данной обрядности. Наиболее частыми и обладающими особым сакральным значением числами в татарском обрядовом фольклоре, равно как и в других его жанрах, выступают нечетные числа. Именно с ними связано наибольшее количество поверий, запретов и предписаний, существующих в рамках родильного и похоронно-поминального обрядов. Вместе с тем, свадебная обрядность характеризуется исключительно четностью, что связано, в первую очередь, с символикой парности, идеей соединения, приобщения друг к другу двух противостоящих сторон. Необходимо отметить, что сами числа в контексте описываемых обрядов могут и не фигурировать. В определенных случаях их присутствие лишь прослеживается, например, в количестве действующих лиц, исполняемого ритуала, обрядового действа и т.д. Однако и такое их бытование не случайно и свидетельствует об устойчивом положении в системе традиционной культуры.

Доминирующее положение среди всех нечетных чисел, встречаемых в родильном и похоронно-поминальном обрядах, занимают числа три и семь. Их актуальность и, более того, семантическая весомость определяются их элементарной структурой. В первом случае речь идет о значении числа три как о первом числе в ряде традиций: три открывает числовой ряд и квалифицируется как совершенное число; оно трактуется как образ некоего абсолютного совершенства; оно представляет собой идеальную структуру с выделяемыми началом, серединой и концом [4, с. 21 – 22]. Семантика обозначения числа семь в традиционных мифологических представлениях тюркских (в том числе, татарского) народов связана со сложившимися на протяжение веков понятиями о составе небесного свода (күкнең җиде каты), счет поколений (җиде буын). Числами три и семь регулируется динамика развития действ в татарских народных сказках – это выполнение героем трех поручений царя, его победа над трех, семиглавым дивом [3, с. 92 – 94, 218]. Магические свойства этих чисел обусловили многократное обращение к ним и в контексте обрядового фольклора. Согласно поверьям татар-мишарей, «если бесплодная женщина накроется шалью женщины, родившей, три, пять или семь дочерей, то она сможет забеременеть» (пр. 1). Троекратно необходимо проделать обряд замены имени «исем бозу» (досл. имя портить) для избавления от нежелательной родинки на лице ребенка (пр. 2). В рамках похоронного обряда в стирке белья покойного должны участвовать три женщины, стирать нужно в трех водах. Каждый из участников похорон должен бросить в могилу не менее семи лопат земли – считается, что он совершит богоугодное дело (пр. 3).

Об исключительном положении нечетных чисел в родильном обряде татар свидетельствует традиция проводить обряд обрезания по нечетным годам, когда мальчику иполняется 1, 3, 5, 7 и т.д. лет. Как отмечает известный исследователь этнографии казанских татар К. Фукс: «Обрезание совершают после трех или пяти лет, для того, чтобы был непременно нечет. Татары по предрассудку полагают, что в четное число, как например, в четыре года, в шесть, ребенок обрезанный, должен умереть» [6, с. 72]. Опасностью смерти, вернее, ее повторением также мотивирован запрет на ношение четного количества посуды на поминальном обряде у сибирских татар. Строго регламентировано и количество подаваемого поминального блюда «үз ашы» (досл. «своя еда») – (лепешки), их в тарелках должно быть по пять, семь или девять (пр. 3). В основе этих обычаев лежит поверье о скорой смерти одного из членов семьи умершего. Четное же число, которое символизирует прибыток, изобилие [1, с. 124] совершенно недопустимо в отношении смерти.

Что касается числа девять, то оно представляет собой число три в его утроенном варианте (3+3+3; 3х3; 32) как усиленной идее трех, как некоем совершенстве, абсолюте, мыслимом пределе, как образе активности, динамичности [5, с. 219]. Данные свойства числа девять обусловили его преимущественное положение в ряде заговоров, бытующих в рамках родильной обрядности. Так, при лечении ребенка от испуга («кот кою», «куркулык кою») в качестве лечебных предметов используется девять подков (пр. 4). Своеобразное «удвоение» девятки обнаруживаем в запрете совершать обряд обрезания больше чем 99 мальчикам. В случае нарушения данного запрета, по словам информанта, «сотый мальчик теряет «мужскую силу», способность к репродукции» (пр. 1). В данном случае число девять (или девяносто девять) функционирует в значении крайнего предела, перейти за черту которого строго запрещается.

Несмотря на довольно широкое распространение нечетных чисел (3, 5, 7. 9) в структуре описываемых обрядов, самым частотным, однако, является число сорок. Особенное отношение к этому числу обусловлено рядом поверий, согласно которым сорок означает некий временной предел, отводимый для нравственного и физического совершенства. Запрещается посещать роженицу и ребенка в первые сорок дней (пр. 5); сорок дней обмывает в бане Инәлек (повивальная бабка) мать и ребенка (пр. 6); в первые сорок дней после похорон близкого человека не оставляют дом пустым; на сороковой день поминают усопшего. Приведенные примеры дают основание полагать, что в традиционной культуре татарского народа число сорок наделено магической силой, которая выделяет его среди других, возводит в ряд особо почитаемых. В описанных случаях этот срок знаменуется вхождением души в человека и ее уходом. В этой связи интересно поверье заказанских татар, по которому «сорок дней могила открыта для роженицы» (бәбиләгән хатынга кырык көн буена гүр авызы ачык булыр ди) (пр. 7). Необходимо отметить, что период сорокодневия (кырыгы) характеризуется как промежуточный (между «этим» и «тем» миром, между «своими» и «чужими») и для новорожденного, для которого возрастает вероятность «подмены» его нечистой силой – («җен алыштыру») – «кырык көнгә кадәр баланы ялгыз калдырырга ярамый – җен алмаштыра» (пр. 7) (до сорока дней ребенка нельзя оставлять одного – нечистая сила подменит).

Что касается бытования четных чисел в семейных обрядах, как мы уже отмечали, они присущи для фольклора свадебной обрядности. Вся структурно-композициционная, сюжетообразующая линия обряда подчинена идее соединения, скрепления жениха и невесты, а также двух роднящихся сторон. Это находит отражение в соблюдении таких обычаев как проведение женихом парных (двух, четырех) ночей в доме невесты после религиозного обряда никах, в существовании поверья о том, что свадебная процессия жениха должна прибыть в дом невесты в четное время (напр., в десять, двенадцать часов, в два часа), чтобы обеспечить тем самым себе долгую совместную жизнь (пр. 5). Этим же мотивирован и обычай преподнесения подарков в парном количестве родственниками жениха и невесты на свадебном торжестве (пар каз – пара гусей, пар чәк-чәк – пара чак-чаков и т.д.).

Прослежанное нами на семантическом уровне проявление противопоставлений бинарной пары чет – нечет, позволяет обосновать тезис об истоках «магичности» четных и нечетных чисел в менталитете татарского народа, которое раскрывается в нашем случае в структуре семейного обрядового фольклора.

Литература

  1. Алексеевский М.Д. Поминальные трапезы на Русском Севере: пищевой код и застольный этикет / М.Д. Алексеевский // Традиционное русское застолье. Сб. статей – М.: ГРЦРФ, 2008. – С. 118 – 127.
  2. Иванов В.В. Славянские языковые моделирующие системы (Древний период) / В.В. Иванов, В.Н. Топоров. – М.: Наука, 1965. – 251 с.
  3. Татар халык иҗаты. Әкиятләр / ред. Ф.Урманче. – Казан: Хәтер, 2007. – 287 б.
  4. Топоров В.Н. О числовых моделях в архаических текстах / В.Н. Топоров // Структура текста. – М.: Наука, 1980. – С. 3 – 58.
  5. Топоров В.Н. Числовой код в заговорах. По материалам сборника Л.Н. Майкова «Великорусские заклинания» / В.Н. Топоров // Заговорный текст. Генезис и структура. – М.: Индрик, 2005. – С. 194 – 246.
  6. Фукс К.Ф. Казанские татары в статистическом и этнографическом отношениях / К.Ф. Фукс. – Казань, 1844. – 131 с.

Примечания

1. Записано от Р.А. Сабитовой, 1930 г.р., д. Н. Зимница Старо-Кулаткинского р-на Ульяновской обл. 05.10.2007 г.

2. Записано от Р.Х. Ахметзяновой, 1912 г.р., с. Улля Высокогорского р-на РТ 23.05.2006 г.

3. Записано от Г.Г. Абдубаковой, 1930 г.р., д. Ревда Ялуторовского р-на Тюменской обл. 22.06.2008 г.

4. Записано от А.Я. Хайруллиной, 1934 г.р., с. Бишня Зеленодольского р-на РТ 8.12.2007 г.

5.Записано от Р.Х. Гарифуллиной, 1935 г.р., с. Б. Битаман Высокогорского р-на РТ 24.05.2006 г.

6. Записано от Р.Г. Газизовой, 1919 г.р., д. Куяново Парангинского р-на Республики Марий Эл 03.07. 2004 г.

7. Записано от М.И. Шакировой, 1937 г.р., с. Ст. Зюри Тюлячинского р-на РТ 18.05.2006 г.